?

Log in

No account? Create an account

Олег Ракшин

Всё, что мы знаем о мире, есть кем-то рассказанная история


Previous Entry Share Next Entry

"Круглый стол" в губернской думе.

10 июля в Самарской губернской думе по инициативе КПРФ прошел круглый стол на тему: «Поволжье. Гражданская война». Обсуждалась целесообразность установки в Самаре памятника чехословацким легионерам. К сожалению, четверка сторонников установки памятного знака конференцию мужественно игнорировала, а жаль, так как  у присутствующих в зале к этим господам накопилось немало вопросов.


Первым  выступил с докладом «Действие чехословацкого корпуса на территории России» доктор исторических наук профессор Поволжского филиала Института истории РАН  Юрий Петрович Аншаков.

Послушайте, это мнение не библиотекаря, это - позиция официальной исторической науки. Обратите внимание на ту часть доклада, в которой Юрий Петрович говорит о том, как будут освещаться действия легионеров в учебниках истории в самое ближайшее время.
Вторым докладчиком выступал Краеведофф, то бишь, я. Суть моего выступления сводилось к следующему. За те 6 лет, пока ломаются копья вокруг установки мемориального комплекса в честь чехословацких легионеров, погибших на территории Самары в 1918-ом, инициативной группой историков и краеведов - сторонниками установки «памятного знака» - не было проведено никакой работы по выявлению точного места захоронения чехословацких легионеров. Более того, судя по содержанию письма к губернатору Самарской области, эти граждане неправильно информировали чешскую сторону о месте захоронения убитых во время штурма легионеров. Разумеется, они не искали места захоронений красноармейцев,  как погибших во время боя 8 июня 1918 года, так и расстрелянных в ближайшие после захвата города дни. Еще сравнительно недавно я считал, что на территории Самары братских могил с погибшими красноармейцами было две. Однако, изучив архивные документы, могу сказать следующее —  начиная с 12 по 27 июня 1918 года в Самаре были погребены 155 человек в шести братских могилах (предполагаю, что реально братских могил с убитыми в бою и расстрелянными красноармейцами и рабочими было больше). 6-10 красноармейцев в Соборном садике (пересечение улиц Красноармейская и Чапаевская), 7 человек (12 июня) — у южной стены Всехсвятского кладбища между туалетом вскрытного дома и погребом, 53 человека — в одной братской могиле на старом православном участке Всехсвятского кладбища, 89 человек — в тех братских могилах на холерно-сектантском участке Всехсвятского кладбища.
Из них 142 трупа собраны вдоль линии железной  дороги сразу за мостом через Самарку —  очевидно, жертвы расстрелов, так как по сохранившимся воспоминаниям чехи расстреливали пленных — в первую очередь мадьяр, китайцев, моряков — сразу за железнодорожным  мостом и на Кряжу. Сколько было расстреляно чехами на Кряжу — выяснить, вероятно, не получится. Однако известно, что в январе 1919 года на Кряжу свидетели помогли установить места упокоения трёх человек — одного русского молодого человека (чехи его изрубили тесаками) и двух интернационалистов - китайца и венгра. Тела эксгумировали и похоронили с воинскими почестями. Производились ли подобные мероприятия позже, выяснить пока не удалось. Это, разумеется, не полные на данный момент сведения о потерях красноармейцев в первые дни после захвата Самары чехословацкими легионерам. По свидетельствам очевидцев, погибших защитников Самары, а позже — и расстрелянных чешской контрразведкой, хоронили в районе 112 квартала Самары (ныне — район Самарской площади).
Пока имеем такие данные. Из 155 человек, погребенных в Самаре сразу после штурма 8 июня 1918 года, 142 — это расстрелянные (причем, в документах отмечается, что лица многих были завязаны широкими белыми полотенцами — это явно жертвы расстрелов, причем расстрелов по уставу). 17 человек похоронили в братских могилах территориально рядом с местами боевых действий: 10 человек недалеко от Штаба охраны города в Соборном садике и, вероятно, 7 человек — это те, кого убили у Клуба коммунистов на Заводской.
Любопытная картина получается. Главный библиограф Самары Александр Никифорович Завальный во всех интервью рассказывает сказки об «диких ордах самарцев, гоняющихся за комиссарами», но как видно, подавляющее большинство известных на данный момент погибших — это жертвы расстрелов и активные участники боевых действий, погибшие на боевом посту у Штаба охраны и Клуба коммунистов. Документально зафиксированная информация о жертве самосуда только одна — это «убитый (23 июня по старому стилю) самосудом гражданин города Киев Степан Иванович Шевченко». Чехословацких легионеров во время семичасового штурма погибло 16 человек и еще один скончался через два дня от ран. Итого — 17 человек. Из них 6 — в Самаре, 10 человек — при попытке блокировать группу Уфимского отряда в районе Алексеевки. Сколько погибло боевиков полковника Галкина просчитать трудно, возможно не меньше, чем погибло чехов.
По моей версии, в прямых столкновениях  со стороны красноармейцев погибли около 17 человек, примерно столько же, сколько и легионеров. Большая часть защитников Самары сдались, о чем, вероятно, позже крепко пожалели - в первый же день чехи расстреляли 142 человека, взятых в плен.
На данный момент работа по выявлению количества погибших как со стороны большевиков, так и со стороны штурмовавших Самару, уточняются. О результатах исследований буду информировать дополнительно.


Видео-запись с круглого стола с официального сайта Самарской губернской думы >

  • 1
kraevedoff63 July 24th, 2013
Обязательно расскажу, но позже. Пока потери подсчитываю))

aleksist July 24th, 2013
Тема заинтересовала,когда вспомнил что прабабушка рассказывала как они голодных и ободранных совсем еще молодых белогвардейцев по сараям погребам прятали. И как их искали сытые,лощеные комиссары в кожанках. Как пули по воротам барабанили. Я сам находил много вещей тех времен: патроны,части трехлинеек,штык.

  • 1