?

Log in

No account? Create an account

Олег Ракшин

Всё, что мы знаем о мире, есть кем-то рассказанная история


Previous Entry Share Next Entry

Из славного прошлого

7-го октября исполнится 10 лет, как героические полки красной армии взяли Самару. В этот памятный день хотелось бы и нужно вспомнить о Первом Интернациональном /Саратовском/ полку.

Об Интернациональном полку нужно вспомнить потому, что этот полк вступил первым на землю Красной Самары, потому, что Интернациональный полк отличался своей организованностью и высокой дисциплинированностью, служил во многом образцом и другим частям Красной Армии, потому, что бойцы полка, горя ненавистью к классовому врагу, участвуя в боях, не знали, что такое дезертирство, измена-предательство, не знали паники - матери всех бед на войне, и, наконец, потому, что в интернациональном полку брали уроки и учились, как нужно драться в Гражданской войне многие товарищи венгры, поляки, немцы, хорваты, сербы, славяне и другие - впоследствии активнейшие участники и борцы революции на своей родине.
К моменту Октябрьской революции в городе Саратове и его уездах скопилось чрезвычайно много пленных. Во времена керенщины участь пленных мало чем изменилась со старого времени, и только с Великого Октября пленные получили свободу, могли располагать собой по своему усмотрению. Брестский мир обеспечил пленным возвращение на родину и не смотря на это, многие из них выразили желание поступить добровольцами в ряды Красной Армии. Из этих добровольцев — куда входили мадьяры, немцы, сербы, поляки, словенцы, хорваты, чехи — и был сформирован Первый Интернациональный полк. С самого начала создания полка в основу его организации были положены принципы:

а) правильная воинская организация - полк, батальон, рота, взвод, во главе - командиры не выбранные, а назначенные высшим командованием, при командирах полка и батальонов — комиссары, командиры рот — политруки, работоспособный штаб полка и активнейший политотдел.

б) строжайшая воинская дисциплина.

Как-то странно сегодня говорить о воинской части и подчеркивать, что она имела так теперь знакомую воинскую организацию и дисциплину, но не следует забывать, что это было в июле 1918 года, когда было неисчислимое количество фронтов, а на фронтах главкомов, комфронтов, начальников групп, отрядов, в общем, было очень много частей, но правильно устроенных /организационно/ были единицы и Интернациональный полк был в числе этих единиц.

Интернациональный полк в 20-х числах августа по железной дороге из Саратова был переброшен на станцию Карбулак /жел. дор. ветка Аткарск — Вольск/ и сразу же, почти с вагонов, вступил в соприкосновение с противником, и с этого времени, будучи в составе Вольской дивизии, а затем — знаменитой Чепаевской дивизии, принимал активнейшее участие в боевых операциях против чехословаков, вплоть до занятия Самары.

Основной особенностью полка и его отличием от других частей являлось: коллективная воинская спайка бойцов и мужественная устойчивость. Как характерный пример этой стойкости и мужества, можно привести один момент. В один из переходов в направлении Хвалынска полк на походе обогнал на рысях кавалерийский отряд /кажется, под названием тамбовский/, всадников человек 130. Двигался этот отряд без всяких мер охранения, и вот часа через два, уже под вечер, на встречу полку обратно летит уже 30-40 конников и ужасным и испуганным голосом кричат: «Спасайся кто может! Неприятеля видимо не видимо! Наш отряд весь уничтожен, ваша разведка тоже уничтожена!»

И вслед за этим, как бы в подтверждение, начался усиленный артиллерийский обстрел полка. Только участник боев может себе представить, как деморализующе действуют такие картинки на людей. Но интернациональный полк, вместо паники, инстинктивно двинулся вперед, развернули строй поротно, а взводы через некоторое время рассыпались в цепь, залегли, ожидая дальнейших приказаний. На панику таким путем могла ответить только хорошо организованная воинская часть, в которой имелась коллективная спайка бойцов и мужественность.

Не следует упускать того факта, что полк состоял из разных национальностей, а кому не известны кровавые распри на почве национального вопроса там, в империалистических странах, например, между мадьярами и славянскими национальностями? Но командование полка не знало ни одного случая проявления этой распри в полку, наоборот, бойцы полка были высоко политически развиты, а великая интернациональная идея борьбы за социализм всех сплачивала в единую семью. Классовый враг был один — буржуазия, какая безразлично.

Интернациональный полк отличался военной грамотностью вообще, а сражаясь с такими бойцами, как Чепаев, очень быстро научились действиям в Гражданской войне.

Строжайшая дисциплина поддерживалась не мерами воздействия, а высокой сознательностью самих бойцов. Из пределов Саратовской губернии и до Самары полк все переходы совершал только походным порядком, несмотря на непогоду, слякоть и дожди. Отраднейшим фактом было то, что пройдя десятки деревень, сел, бойцы как-то особенно бережно относились к населению, никогда абсолютно ничего даже из съестного не бралось у населения даром. И эта слава полка переходила среди крестьянского населения далеко за пределы фронта и была лучшим агитационным средством. Полк всегда и везде очень радушно встречался крестьянами, и по сей день в бывшей Самарской губернии этому есть живые свидетели, вспоминающие особенно тепло переходы полка. Только в городах обыватель, напуганный грязной клеветой буржуазной сволочи, смертельно боялся «страшных мадьяр».

Впоследствии из полка уехало много товарищей интернационалистов в Венгрию, где принимали деятельное участие в организации и боях Венгерской Красной Армии, а один из комиссаров полка товарищ Габарь был помощником Народного комиссара по военным делам Венгерской Советской республики.

Многие интернационалисты сложили головы за победу социализма, одни — на полях Самары, другие — в Уральских степях, третьи — в Венгрии, многие до сих пор здравствуют и работают в Советском Союзе. Очень много товарищей из Интернационального полка имеют боевые награды.

Интернациональный полк после взятия Самары, влитый под номером полка в бессмертную Чепаевскую дивизию, и ныне живет в ее составе и, таким образом, разделяет частицу ее легендарной славы.

Воспоминания Л. Мурашевского. 1927 год

Источник:

ГУСО СОГАСПИ, фонд 3500, опись1, дело 243, лист 93-97