April 19th, 2012

Дело о мёртвом трупе

Кто-то, конечно,  заметит - при жизни, солдатка Прасковья Дикарева была плохим человеком: болтала лишнее и много, милостыню нищим не подавала, вела непотребный образ жизни - за то, мол, Бог её и покарал. Но за давностью лет и неимением документально подтвержденных свидетельств, злые домыслы, разумеется, мы отметем прочь. Нет доказательств и баста! А в  том, что случилось осенним днем в далеком 1852 году, винить потусторонние силы  причины нет.  

14 октября 1852 года на неизвестном году жизни в городе Ставрополь преставилась раба Божья  Просковья Григорьевна Дикарева. Муж её, рядовой Дикарев сгинул  во славу государя-императора на какой-то  войне, и вот пришёл её черед. Гроб с телом Прасковьи Дикаревой внесли в Успенскую церковь ставропольские мещане Матвей Агеев, Михаил и Фёдор Подшиваловы. В последний путь усопшую провожала мещанка Дарья Кувшинова.

За какой-такой надобностью дьякон Успенской церкви Павел Огарский спешил в тот день удалиться со службы восвояси история умалчивает. Но нужда его была столь велика, что служитель культа, выгнав из храма провожающих в последний путь "солдатку": мещан Агеева, Подшиваловых, мещанку Кувшинову, старосту вышеозначенной церкви Илью Паромонова, забыл потушить свечи у гроба усопшей. То ли от колебания воздушных струй, то ли по иной причине, одна из  свечей упала в гроб на труп Прасковьи Дикаревой, основательно его обуглило, и чудом не спалила церковь. 

Возмущаться по поводу сгоревшего тела солдатки  было некому, поэтому в заключении ставропольского духовного правления сообщалось: «в происшествии ни дьякона Огарского, ни мещан Агеева и Подшиваловых  прямой вины нет... обожжение тела умершей солдатки Прасковьи Дикаревой считать не намеренным, и потому оставить лиц причастных к сему делу,  без последствий, вменив токмо в обязанность дьякону Огарскому настоящий неосторожный поступок очистить молитвой, раскаянием и посильной милостыней за упокой души преставившейся, то же внушить сделать всем причастным...». 

Посильная милостыня обошлась дьякону в 50 копеек серебром, а в архив легло «Дело о сгоревшем в Успенской церкви мертвом трупе». 

Есть мнение - человеческая безалаберность существует вне времени и пространства. 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.