?

Log in

No account? Create an account

Олег Ракшин

Всё, что мы знаем о мире, есть кем-то рассказанная история


Previous Entry Share Next Entry

Приключение «кругосветного путешественика» Александра Кальченко в Самаре

Методы шпионажа против России до известных событий 1917 года, были просты и эффективны. Например, германская разведка еще до начала войны разработала план широкого использования агентов-наблюдателей, так называемых, «внимательных путешественников». Российским контрразведчикам этот приём был известен, поэтому Главное Управление Генерального Штаба уведомило Департамент полиции и штаб Корпуса жандармов о возможном появлении подобных «экскурсантов». Ждали «внимательных путешественников»  и в Самаре.


27 июля 1914 года на станции «Самара» был задержан крестьянин Воронежской губернии, некто Александр Петрович Кальченко, назвавшийся «кругосветным путешественником». «Русский крестьянин» разговаривал по-русски с сильным акцентом, чем и обратил на себя внимание  жандармов. Подлинных документов, подтверждавших его личность, Кальчинко не имел, однако при обыске у задержанного жандармы обнаружили «фотографические снимки железнодорожных сооружений, два снимка мостов Самаро-Златоустовской железной дороги и револьвер системы «Смитта и Вессон без надлежащего свидетельства и права на хранение». Обратите внимание на прелюбопытный перечень документов, которые изъяли при обыске у Кальченко:


1. Копия сношения начальника С.Петербургского отделения С.Петербургского Жандармского-Полицейского управления ж.д. От 3 ноября 1913 года
2. Копия удостоверения Канцелярии министра путей сообщения от 5 ноября 1913 года № 12413
3. Копия Удостоверения Правления Общества Восточно-Китайской ж.дороги от 6 ноября 1913 года за № 11174
4. Доверенность Главного Московского Агентства Банкирского Дома Ландау и К от 30 ноября 1913 года, выданная А.П. Кальченко
5. Циркуляр Управления Сибирской ж. дороги от 19 нобря 1913 года за № 20817 об оказании содействии кругостветному путешественнику Кальченко и Бибикову.


В тот же день, «кругосветный путешественник», отвечал на вопросы жандармского ротмистра «С». Судя по орфографическим ошибкам в допросных листах, жандармский ротмистр «С» был не в ладах с правописанием, к тому же, ответы он записывал так как слышал, то есть  с «сильным акцентом». В результате появился шедевр. И так, «протокол допроса». Стиль и орфография сохранены.


«Я путешествую с научной самабразовательною целию. Из....(не читается) как выехал в Москву, на....(не читается) прибыл в 1914 г в марьт месяцы; из Москвы я поехал на Сибирь....(не читается) Омском и Главным образом на Уралы, гди собирал....(не читается) по аграномическим и другим вапросам. Из Самару я прибыл сегодья и сегодня ия котел ихать дольше, остоновился лишь для того што бы увидать Начальника ….(не читается) С-З ж.д. Иванова с которым я знаком, пологал, что он поможит мне мотериальна. На вокзали я был зидержан. Показаний...(не читается)
с моих слов и мне...(не читается). Добавляю. У меня акцент не русскй,....(не читается) ,вслидствий того что я  влюдни бывал в разных мистах и часто прихадилось обияснятся на разных наречиях, но кроме русского языка я другими не влодию. Я как слесарь, хорошо знаком с мотороми; по отношении к воинской повиности я …..(не читается) в ратники ….(не читается) 2-го розряда. Зачертчинаму слову «влюдни» вири нет.

Александр Кальченко»


После допроса Кальченко был «передан Самарскому Полицмейстеру для выяснения личности путем отправки этапом на родину, а фотографические снимки и револьвер оставлены при Управлении».